Владимир Лучит - КНИГА НЕИЗМЕННЫХ СМЫСЛОВ
Гла­ва пер­вая Лист 1 Даль жиз­ни скры­та мглой, но про­яс­ня­ет­ся в гро­зе и бу­ре.
На­шед­ший Бо­га в се­бе за­тем уже се­бя утра­чи­ва­ет в Бо­ге.
Под взо­ром муд­ро­сти, при же­ла­нии, всё об­ра­ща­ет­ся в чи­стое зо­ло­то!
Че­ло­век ви­дит своё ис­тин­ное ли­цо от­ра­жён­ным в зер­ка­ле соб­ствен­ной мыс­ли.
Сла­бо­го, знать, по­не­во­ле жа­ле­ет судь­ба, силь­но­му же до­ста­ёт­ся тя­жё­лый жре­бий.
Как хруп­ко те­ло люб­ви – но при этом без­бреж­на её ду­ша!
Веч­ные ис­ти­ны всё же нам толь­ко на­по­ми­на­ют о прав­де мгно­ве­ния.
По­ис­ки зем­но­го рая неиз­беж­но толь­ко ещё даль­ше от­да­ля­ют от небес­но­го.
Злая ма­гия есть в по­ло­же­нии вто­ро­сте­пен­ных ве­щей на цен­траль­ное ме­сто.
Обыч­но путь, ве­ду­щий к прав­де, пре­граж­да­ют осо­бен­но боль­шие го­ры лжи.
Лист 2 По­рой и од­на мысль да­ру­ет бес­смер­тие или пе­ре­чёр­ки­ва­ет це­лую жизнь.
От­дай Со­зда­те­лю свою лю­бовь, дабы не раз­ме­нять её на част­но­сти.
Выс­шая Ис­ти­на так­же не вы­ше ли бу­дет и вся­че­ско­го по­ни­ма­ния?
Сколь­ко лю­дей, столь­ко и боль­ших и ма­лень­ких учи­те­лей у муд­ро­сти.
Неве­лик тот бог, что жив в ду­шах толь­ко его вер­ни­ков.
Са­мый вер­ный, са­мый неот­лож­ный путь все­гда ока­жет­ся на­прав­лен в бу­ду­щее.
Всё вы­со­кое не вы­со­ко, к со­жа­ле­нию, це­нит­ся в низ­мен­ном ми­ре.
В час смерт­ный глав­ное – шаг­нуть не по­пустить ду­ше в мо­ги­лу.
Ес­ли доб­ро­та по­доб­на ро­гу изоби­лия – её от­сут­ствие срод­ни го­лод­ной смер­ти.
Нечто по­след­нее – лишь на се­го­дня;
и толь­ко пер­вое – уже на­все­гда.
Лист 3 Соб­ствен­но, ни­ко­гда не за­блуж­да­ет­ся тот, кто не от­хо­дит от жиз­ни.
От Бо­га не от­де­лён­ный не ищет и со­еди­не­ния с Ним.
В трез­вом ра­зу­ме, жаль, не все­гда ещё по­се­ля­ет­ся муд­рая Ис­ти­на!
Тщет­но че­ло­век ис­ко­ни ищет во­круг се­бя то, что укры­ва­ет внут­ри.
Слу­чай – на служ­бе у судь­бы.
Судь­ба сто­ит на стра­же слу­чая.
Зна­ние ме­ры да­ёт в ру­ки ключ к по­сти­же­нию и бес­пре­дель­но­го.
Бо­жьи ан­ге­лы схо­дят на зем­лю ра­ди вос­хож­де­ния квер­ху сы­нов че­ло­ве­че­ских.
Сво­бо­да слов и дей­ствий пред­став­ля­ет­ся оправ­дан­ной един­ствен­но при их необ­хо­ди­мо­сти.
И ныне, как встарь: нечто, утвер­ждав­ше­е­ся ве­ка­ми, раз­ру­ша­ет­ся од­ним днём!
Вы­со­кая вер­ши­на ча­ще осве­ща­е­ма солн­цем, за­то и об­ду­ва­е­ма ле­дя­ны­ми вет­ра­ми.
Лист 4 Кто в глав­ном с жиз­нью за­од­но – бла­го­слов­ля­ет да­же её тя­го­ты.
Хож­де­ние пря­мо под Бо­гом – ещё од­но важ­ное от­ли­чие пу­ти че­ло­ве­ка.
Вся­кая слож­ность – одеж­ды зем­но­го ума.
Про­сто­та же – об­ла­че­ние цар­ствен­ной муд­ро­сти.
Од­но Солн­це осве­ща­ет тьму ве­щей.
Та­ко­во же ос­нов­ное свой­ство Ис­ти­ны.
Ко­ор­ди­на­ции в про­стран­стве и во вре­ме­ни по­мо­жет век­тор устрем­лён­ной мыс­ли.
Слу­жить лю­бо­му иде­а­лу невоз­мож­но чест­но, не отож­деств­ляя с ним се­бя.
Кто щед­ро ода­рён доб­ро­де­те­лью, пра­во, тот не об­де­лён уж судь­бой!
Ра­бо­та толь­ко ра­ди лич­ной вы­го­ды все­гда ока­жет­ся се­бе во вред.
Из­бра­ние ни­чтож­ней­ше­го в то же вре­мя явит­ся про­кля­ти­ем для ве­ли­чай­ше­го.
Бы­ва­ет нечто тя­жё­лое удер­жа­но лёг­ким, си­ла гру­бая, гроз­ная пре­воз­мо­же­на сла­бо­стью...
Лист 5 Лишь боль­ше об­на­жа­ясь, прав­да жиз­ни со­вер­ша­ет и пе­ре­во­рот в ис­кус­стве.
Спа­сён­ный ру­кой ми­ло­сер­дия, воз­мож­но, так и не уви­дит ли­ца Спра­вед­ли­во­сти.
Мож­но ста­рую ре­ли­гию за­ме­нить на но­вую, но нель­зя из­ме­нить ис­тин­ную.
Опи­ра­ясь на твёр­дую ве­ру, воз­мож­но сто­ять, но лишь по­ни­ма­ние дви­жет.
Не столь­ко ре­зуль­та­ты от­ли­ча­ют все де­ла, как их ис­ход­ные мо­ти­вы.
Свя­то ве­ря­щий в ложь меж­ду тем усме­ха­ет­ся кри­во воз­вы­шен­ной ис­тине.
По­пыт­ка да­же неудав­ша­я­ся всё же и то­гда обо­га­ща­ет чем-то опыт.
На всех пу­тях труд­ней все­го бы­ва­ет при­ми­рить­ся с пер­вой бо­лью.
Ис­под­воль одо­леть мо­жет тьма ме­ло­чей то, че­го не со­кру­шит ура­ган.
Це­на ве­ли­чья ис­тин­но­го так ли вы­со­ка – от­каз от все­го лич­но­го?
Лист 6 Зре­лость взгля­дов на жизнь, соб­ствен­но, предо­став­ля­ет поч­ву для ши­ро­ко­го во­об­ра­же­ния.
Впе­рёд че­ло­век в по­сти­га­е­мом кос­мо­се дви­жет­ся, опи­ра­ясь на соб­ствен­ный путь.
Учи­тель ве­ры спра­вед­ли­во про­во­жа­ет нас лишь до по­ро­га хра­ма Ис­ти­ны.
Прой­ти сквозь сте­ну, по­жа­луй, под си­лу бу­дет толь­ко сво­бод­но­му ду­хом.
Под при­смот­ром Судь­бы ни про­жить сверх от­ме­рен­но­го, ни уме­реть преж­девре­мен­но… В сущ­но­сти, ми­ро­зда­нье без­мер­но хо­тя бы уже бес­ко­неч­но­стью каж­до­го ато­ма.
По­зна­вая мель­чай­шее, ско­ро мож­но дой­ти бу­дет и до ве­ли­ко­го по­сти­же­ния.
Да­же са­мый иде­аль­ный план по­верх все­го пред­по­ла­га­ет срок и дей­ствие.
Ни­ка­кая до­стиг­ну­тая вы­со­та са­ма ещё не мо­жет убе­речь от па­де­ния.
Ра­бо­та при ве­ли­кой строй­ке сы­щет­ся для всех, пусть са­мая пу­стяч­ная!
Лист 7 Всё необыч­ное в обыч­ной жиз­ни – как на­прав­ля­ю­щие ве­хи на пу­ти.
«Че­ло­век ра­зум­ный» од­новре­мен­но есть эво­лю­ции плод и до­ка­за­тель­ство Бо­жье­го За­мыс­ла.
В без­бреж­ном Кос­мо­се всё, од­на­ко, рас­став­ле­но тща­тель­но по сво­им ме­стам.
Во вся­кой бес­ко­рыст­ной мыс­ли за­клю­ча­ет­ся уже на­ча­ло доб­рое по­сле­ду­ю­щих дей­ствий.
Спо­ря с ис­ти­ной, бы­ва­ет нетруд­но по­ве­рить в свою же ле­ген­ду.
Каж­дый про­жи­тый день за­клю­ча­ет ещё и своё от­кро­ве­нье о веч­ном.
Дви­жет­ся ум – и, зна­чит, серд­це то­же не сто­ит на ме­сте!
Кто то­ро­пит­ся в ре­чах, как пра­ви­ло, не по­спе­ва­ет в дей­ствии.
Из вто­рых и тре­тьих рук оста­ёт­ся уже мень­шая часть прав­ды.
Че­ло­ве­че­ская жизнь не преж­де ли рав­но и смер­ти и бес­смер­тия?
Лист 8 В жиз­ни вся­кая меч­та, так или ина­че, де­ла­ет­ся её ча­стью.
Пре­вос­ход­ное, как и ни­чтож­ное, ча­ще все­го оди­на­ко­во уда­ле­ны от ис­тин­но­го.
Стро­гая клас­си­ка – это на­дёж­ный, про­ве­рен­ный мост от на­сто­я­ще­го к бу­ду­ще­му.
Каж­дый лю­бит по-сво­е­му – но жи­вёт в каж­дом серд­це лю­бовь од­на!
Чем лю­ди раз­лич­ней, тем, мо­жет быть, лишь необ­хо­ди­мей друг дру­гу.
Да­же по­мо­щью всех благ зем­ных не взрас­тить и од­ной доб­ро­де­те­ли.
Свои чу­де­са нам при­ро­да охот­но по­ка­зы­ва­ет, но их не объ­яс­ня­ет.
Слу­ча­ет­ся, хищ­ни­ков и их жертв по­ло­во­дьем сво­дит на од­ном ост­ро­ве.
Чем бли­же к краю без­дны, тем при­тя­же­ние её толь­ко силь­ней.
На све­те рож­дён­но­му че­ло­ве­ком уже, ка­кая дру­гая нуж­на ещё сла­ва?
Лист 9 Мож­но щед­ро по­де­лить­ся, из­дер­жать, лишь ис­чер­пать недо­пу­сти­мо си­лу соб­ствен­но­го ду­ха.
Мо­лит­ва, как лю­бое де­ло, тем бы­ва­ет убе­ди­тель­ней при ми­ни­му­ме слов.
Кто пьёт во­ду сам – ни­ко­го не спра­ши­ва­ет о её свой­ствах.
Труд­но в од­ном со­ста­вить сча­стье двух при их нерав­но­прав­ном по­ло­же­нии.
При устрем­ле­нье к со­вер­шен­ству и боль­шие недо­стат­ки не в укор.
В час тя­жё­лый толь­ко со­бран­ность всех сил об­лег­ча­ет уже мно­гое!
Кто не пус­ка­ет­ся за вет­ре­ной уда­чей, то­му го­тов со­пут­ство­вать успех.
У спо­соб­но­го по­сто­ять за се­бя неспро­ста лю­ди сла­бые ищут за­щи­ты.
Со­глас­но с пра­ви­ла­ми боя бу­дет про­тив­ни­ка уви­деть в пол­ный рост.
Ес­ли сча­стье че­ло­ве­ку из­на­чаль­но суж­де­но, зна­чит го­ре – лишь его от­верг­шим?
Лист 10 Од­на­жды за­гля­нув в ли­цо смер­ти, по-ино­му уже смот­ришь на жизнь.
В Су­де Сво­ём Бог на­ми ми­ло­серд­ству­ет и на­ми же ка­ра­ет.
Че­ло­век рож­да­ет­ся для сча­стья, но невзго­ды боль­ше фор­ми­ру­ют его стать.
Что бы­ва­ет оправ­да­ни­ем лю­бой ра­бо­ты? – Ещё – труд над са­мим со­бой.
И меж­ду муд­ро­стью и дре­му­чим неве­же­ством мо­жет ле­жать од­но­слож­ная ис­ти­на.
Дре­во жиз­ни усы­ха­ет сей же час, бу­дучи ли­шён­ным нрав­ствен­но­го кор­ня.
В каж­дом вре­ме­ни вре­мя всё же по-раз­но­му от­би­ва­ет свой такт.
Чу­до, яв­лен­ное не од­на­жды, ед­ва ли не яв­ля­ет­ся чем-то есте­ствен­ным.
Да­же смер­то­нос­ней­ший яд ино­гда не име­ет ни цве­та, ни за­па­ха.
Как пра­ви­ло, круп­ная пти­ца не са­дит­ся на са­мую вы­со­кую вет­ку.
Гла­ва вто­рая Лист 1 До­стой­но че­ло­ве­ка – пе­ред все­ми вы­зо­ва­ми жиз­ни не опол­чить­ся на неё.
Сколь ни бо­га­та недра­ми Зем­ля, увен­ча­на Её по­верх­ность на­сло­е­ни­я­ми Кос­мо­са!
Стер­жень несги­ба­е­мо­го ду­ха фор­ми­ру­ет сплав глу­бо­кой ве­ры и ши­ро­ко­го со­зна­ния.
И ложь бы­ва­ет «во спа­се­ние», и мо­жет иная прав­да под­ко­сить.
По­се­я­но, зер­но бла­гое непре­мен­но про­рас­тёт, как толь­ко сло­жат­ся бла­го­при­ят­ные усло­вия.
Со­тво­рив­ше­му се­бе ку­мир при­дёт­ся при­ми­рить­ся с при­не­се­ни­ем ему нема­лых жертв.
Не сто­ит сле­по под­ра­жать да­же при­ме­рам внешне без­упреч­но­го все­це­ло по­ве­де­ния.
Ра­зум­ный че­ло­век, как ми­ни­мум, из муд­рых ни­ко­му не до­ку­ча­ет лю­бо­пыт­ством.
Од­на судь­ба с из­вест­но­го мо­мен­та свя­зы­ва­ет жерт­ву и её обид­чи­ка.
Кто вся­ко­му бы­ва­ет друг, тот са­мо­му се­бе не бу­дет ве­рен.
Лист 2 Ослеп­лён­ный внеш­ним блес­ком жиз­ни от­то­го про­хо­дит ми­мо её ис­тин­ных да­ров.
Спра­вед­ли­вее все­го су­дить о че­ло­ве­ке бу­дет по его по­след­ним дням.
По ве­хам со­стра­да­ния и жерт­вен­ной люб­ви и про­ла­га­ет­ся путь серд­ца.
Рав­но­ве­сие хруп­кое чувств неспро­ста бу­дет тре­бо­вать преж­де все­го овла­де­ния мыс­лью.
По­сле за­хо­да солн­ца недре­ман­ный дух ста­но­вит­ся ноч­но­го сна на стра­же.
Как пра­ви­ло, при­но­сит мно­го боль­ше ося­за­е­мых пло­дов доб­ро, со­вер­ша­е­мое втайне.
И по­сле всех по­бед по­след­ний бой, ре­ша­ю­щий – с са­мим со­бой.
Для на­ступ­ле­нья да­же суж­ден­но­го бу­ду­ще­го, как из­вест­но, ещё тре­бу­ет­ся вре­мя.
Не жа­лея се­бя, сде­лать мно­гое бу­дет воз­мож­но для об­ще­го бла­га.
Да­же прой­дя все ис­пы­та­ния, все­гда ещё мож­но спо­ткнуть­ся на по­след­нем.
Лист 3 По­стичь же­лая жиз­ни суть, не по­до­ба­ет свя­зы­вать се­бя её услов­но­стя­ми.
Слу­же­нье Кра­со­те не сво­ди­мо к укра­ша­тель­ству Её Чер­то­га лишь сна­ру­жи.
По стро­го­сти бла­го­че­сти­во­го по­ста ума – и чи­сто­та ду­ши и те­ла.
Не так лег­ко бы­ва­ет мыс­лить про­сто и, вме­сте, мыс­лить ши­ро­ко.
При лю­бых об­сто­я­тель­ствах ва­ша ре­ши­тель­ность уже явит­ся зна­ком счаст­ли­вой судь­бы!
Ни­че­му низ­мен­но­му всё же ни­ко­гда не до­тя­нуть­ся до все­го воз­вы­шен­но­го.
Своя прав­да неда­ром, как пра­ви­ло, ка­жет­ся бли­же и к ис­тине.
До­пу­стить ко­щун­ство в от­но­ше­нии люб­ви мож­но, пре­вра­тив её в при­выч­ку.
От­ре­ше­ние от ми­ра со­вер­шен­но спра­вед­ли­во рвать не тре­бу­ет с людь­ми.
Пе­чаль и ра­дость в кру­го­вер­ти дней име­ют свой осо­бый ка­лен­дарь.
Лист 4 Как Солн­це щед­рое, так и са­мо­от­вер­жен­ное серд­це неспо­соб­но не све­тить!
Кра­со­та вза­и­мо­от­но­ше­ний, мо­жет стать­ся, наи­бо­лее уни­вер­саль­ное из про­яв­ле­ний че­ло­ве­че­ской люб­ви.
Сре­ди тол­пы ра­зум­но бу­дет пре­бы­вать хо­тя бы мыс­ля­ми в пу­стыне.
Су­ще­ство­ва­нье без ма­лей­ше­го бо­ре­ния ду­ши на­по­ми­на­ет смерть ещё в утро­бе.
Про­цесс мыш­ле­ния, по су­ти, под­ра­зу­ме­ва­ет толь­ко от­де­ле­нье лож­но­го от ис­тин­но­го.
Две несхо­дя­щи­е­ся прав­ды неспро­ста при­том ещё раз­де­ле­ны бы­ва­ют про­па­стью непо­ни­ма­ния.
Для ду­шев­но­го здо­ро­вья чи­сто­та ума бу­дет по­су­ще­ствен­нее да­же ги­ги­е­ны те­ла.
Да­же в сво­ём при­зва­нье глав­ное – все­гда оста­вать­ся вер­ным соб­ствен­но слу­же­нию.
Оби­дев дру­га, лег­че все­го убе­дить се­бя в чи­сто­те сво­их на­ме­ре­ний.
Точ­ка опо­ры оди­на­ко­во нуж­на для ры­ча­гов ма­те­ри­аль­ной и ду­хов­ной си­лы.
Лист 5 Пла­виль­щик умуд­рён­ный ру­ды жиз­ни из­вле­ка­ет из неё всё са­мое по­лез­ное.
Власть над со­бою че­ло­ве­ка де­ла­ет хо­зя­и­ном, твор­цом и соб­ствен­но­го бу­ду­ще­го.
Кто чист ду­шой, тем ни­по­чём да­же вся грязь это­го ми­ра.
Не ува­жа­ю­щий сво­их вра­гов, не ужи­вёт­ся дол­го и с дру­зья­ми.
Все по­во­ро­ты мыс­ли че­ло­ве­ка в ко­неч­ном счё­те пред­опре­де­ля­ют его путь.
Ед­ва цве­ты, вне­зап­но увя­дая, опа­да­ют, то­гда и об­на­жа­ют­ся их се­ме­на.
Нечто кри­вое не ис­пра­вить, не за­гла­дить, ни по­крыть чем-то пря­мым.
Шаль­ные сча­стье и уда­ча для «ста­ра­те­лей» суть те же за­пад­ни.
И вбли­зи «рай­ских» бе­ре­гов мо­гут ска­лы пря­тать­ся под­вод­ные и ме­ли.
Уж по­сле да­же су­щей прав­де бу­дет не по­крыть со­бою лжи.