Лекс Айрин - Гостья
Го­стья.
Стук. Я мед­лен­но поды­маю го­ло­ву и по­ни­маю — сту­чат в дверь. Ин­те­рес­но, ко­му я ну­жен?
У ме­ня оче­ред­ной при­ступ се­ро­го на­стро­е­ния. Ес­ли это ка­кой-то неже­ла­тель­ный гость, то я ему со­чув­ствую. До­бить­ся от ме­ня хоть че­го-то мож­но толь­ко на ра­бо­те. Да и то по­то­му, что я за­став­лял се­бя хоть как то ре­а­ги­ро­вать на окру­жа­ю­щих. Сей­час я эмо­цио­наль­ный труп. Я мо­гу по­ка­зать эмо­ции, но это не бо­лее чем гри­ма­сы.
Вы­клю­чив Ки­пе­ло­ва, я по­шел от­кры­вать. По­се­ти­тель пе­ри­о­ди­че­ски на­по­ми­нал о се­бе оче­ред­ным спо­кой­ным сту­ком.
— Кто там? — спро­сил я за­гля­ды­вая в двер­ной гла­зок.
За две­рью сто­я­ла де­вуш­ка лет два­дца­ти. Су­дя по внеш­но­сти, ти­пич­ная па­цан­ка. Сим­па­тич­ная. Чер­но­во­ло­сая. Ко­гда-то при­чес­ка мог­ла быть и хво­стом, но сей­час она силь­но рас­тре­па­лась. Оде­та де­вуш­ка бы­ла в блуз­ку и джин­сы. Чуть вы­тя­ну­тое ли­цо, вздер­ну­тый нос, при­кле­ен­ная улыб­ка... Имен­но улыб­ка ме­ня до­би­ла. Не аме­ри­кан­ская, "де­жур­ная", а ско­рее по­ка­за­тель об­ще­го на­стро­е­ния. Я не в пер­вый раз ви­жу че­ло­ве­ка, ко­то­рый как-бы веч­но улы­ба­ет­ся. Но это каж­дый раз мне под­ни­ма­ет на­стро­е­ние.
— Я Му­за, — от­ве­ти­ла она.
— За­хо­ди, — от­ве­тил я ей, от­кры­вая дверь. — Ори­ги­наль­ная клич­ка.
Де­вуш­ка пе­ре­шаг­ну­ла через по­рог и скром­но вста­ла ря­дом с две­рью.
— Это не клич­ка, — со­об­щи­ла она, ко­гда дверь бы­ла за­кры­та. — Я дей­стви­тель­но му­за. Твоя.
— Сей­час мне не до муз, — со­об­щил я ей сквозь зу­бы. — Мне да­же по­ве­сить­ся лень.
— И что хо­ро­ше­го в по­ве­ше­нии? — спро­си­ла му­за, — Грязь, вонь, пе­ре­ко­шен­ное ли­цо.
— То­гда, отра­вить­ся, — ис­пра­вил­ся я.
— То­же ни­че­го хо­ро­ше­го, — скри­ви­ла гу­бы му­за. — Сей­час и отра­ву то хо­ро­шую най­ти тя­же­ло.
— Ну, по­че­му, — воз­ра­зил я. — Три бу­тыл­ки вод­ки...
— ... и через неде­лю те­бя от­ка­ча­ют, — за­кон­чи­ла му­за. — За­то твоя пе­чень не вы­дер­жит.
— Ты так ча­сто тра­ви­лась? — чуть улыб­нул­ся я.
— При­хо­ди­лось, — про­це­ди­ла она мор­щась.
— Чаю бу­дешь? — спро­сил я.
— Бу­ду! — с го­тов­но­стью кив­ну­ла му­за.
— Толь­ко пе­че­нье, ты уж из­ви­ни, ло­ма­ное, — по­ка­ял­ся я. — При мо­их тем­пах его по­гло­ще­ния я дав­но по­ку­паю та­ким, но со скид­кой.
— Мне без раз­ни­цы, — от­мах­ну­лась му­за. — Я ем все.
У нее эта фра­за вы­шла так смеш­но, что я хмык­нул. Как ни стран­но, но на­стро­е­ние еще улуч­ши­лось.
По­ка я грел и на­ли­вал чай, му­за при­дви­ну­ла к се­бе па­кет с пе­че­ньем и на­во­ра­чи­ва­ла их за обе ще­ки.
— Ты го­лод­ная?
— Да!
При­шлось разо­греть ма­ка­ро­ны. За­од­но и сам по­ел.
— А я ду­мал му­зы нема­те­ри­аль­ны, — за­ме­тил я, ко­гда она от­ва­ли­лась от та­рел­ки.
— Мы про­сто не всем по­ка­зы­ва­ем­ся, — по­яс­ни­ла она. — Итак от неко­то­рых спа­се­нья нет, так еще и вся­кие бу­маж­ки за­пол­нять при­дет­ся.
— Да, бу­маж­ки это се­рьез­но! — улыб­нул­ся я. — А не позд­но­ва­то ли ты по­яви­лась? Вро­де бы уже дав­но пи­шу.
— Вот так лю­ди и по­ни­ма­ют на­шу за­да­чу! — воз­му­ти­лась му­за и украд­кой ског­ти­ла еще па­ру пе­че­ню­шек, вы­брав це­лее. — При­пер­лась му­за, зна­чит по­ра стро­чить. Все не так. Имен­но вы пи­ше­те рас­ска­зы, ро­ма­ны, по­ве­сти... а мы не бо­лее чем по­мощ­ни­ки. Под­ска­жем, по­хва­лим, по­ру­га­ем.
— Ин­те­рес­но, где те­бя раз­ме­стить, — за­ду­мал­ся я.
— Да где угод­но, — от­мах­ну­лась му­за, — Все рав­но, ме­ня ви­дишь толь­ко ты. Пе­ред осталь­ны­ми я мо­гу хоть стрип­тиз стан­це­вать. Ни­кто да­же ухом не по­ве­дет.
— Стрип­тиз, это ин­те­рес­но, — усмех­нул­ся я. — Од­на­ко, твоя неви­ди­мость очень удоб­на...
— Не нра­вит­ся мне, как ты это го­во­ришь... — от­ве­ти­ла му­за. — Не со­би­ра­ешь­ся ли ты сде­лать из ме­ня ди­вер­сант­ку?
— Бо­же упа­си! Я так по­ни­маю, что ты все­гда бу­дешь ме­ня со­про­вож­дать?
— Ко­неч­но. Пер­вое вре­мя.
— И как же мне те­бя на­зы­вать?
— Му­зой.
— Му­за, у те­бя имя есть?
— Да, Я Лек­са.
— По­шли от­ды­хать Лек­са. Зав­тра по­зна­ко­мим­ся бли­же.
На сле­ду­ю­щий день я проснул­ся от шу­ма вклю­ча­е­мо­го ком­па. Вен­ти­ля­то­ры, чув­ствую, при­дет­ся ме­нять. Стар­ту­ют как са­мо­лет. Ин­те­рес­но по­смот­реть как Лек­са бу­дет раз­би­рать­ся в мо­ем хла­ме. Я по­вер­нул го­ло­ву — Лек­са про­сто за­пу­сти­ла Опен Офис. В прин­ци­пе, ло­гич­но. Се­го­дня му­за бы­ла при пол­ном па­ра­де: ак­ку­рат­но уло­жен­ный хвост, все же хвост(!), блуз­ка, ми­ни­юб­ка, ту­фель­ки. По­ка про­грам­ма стар­то­ва­ла, при мо­ем пра­щу­ре совре­мен­ных ком­пью­те­ров это дол­го, она немно­го при­бра­ла на ра­бо­чем ме­сте.
Ух ты! А мы, ока­зы­ва­ет­ся, по­ни­ма­ем тех­ни­ку! И на до­воль­но нехи­лом уровне. Де­ло в том, что у ме­ня силь­но все оп­ти­ми­зи­ро­ва­но под се­бя. За­ча­стую, ни­кто не бе­рет­ся ни­че­го тро­гать. Бо­ят­ся. Для них есть го­сте­вая ко­пия. Про­сто оп­ти­ми­зи­ро­ван­ная для ско­ро­сти.
На­до вста­вать. И так, чув­ствую, под­смот­рел то, что не сле­до­ва­ло.
Я каш­ля­нул.
— Под­ни­май­ся, — про­из­нес­ла Лек­са, не от­ры­ва­ясь от чте­ния тек­ста. — Я знаю, что ты проснул­ся.
— Итак, Лек­са, кто та­кие Му­зы? — на­чал я «до­прос» па­рал­лель­но с при­ве­де­ни­ем се­бя в ци­виль­ный вид.
— Му­за — тип па­ра­нор­ма или ма­га.Лич­но я, еще и сно­жи­ву­щая.
— Зна­чит, ты сей­час где-то спишь?
— Ес­ли бы, — вздох­ну­ла де­вуш­ка. — Я мерт­ва. Точ­нее, по­чти мерт­ва.
— При­зрак?! — уточ­нил я.
— Ска­жем, я не вполне ма­те­ри­аль­на.
— Зна­ешь, в это труд­но по­ве­рить, — за­ме­тил я. — Ап­пе­тит у те­бя от­мен­ный.
— О да! — рас­сме­я­лась Лек­са. — Но все по­пра­ви­мо. При над­ле­жа­щем ухо­де, с тво­ей сто­ро­ны, я об­ре­ту пол­но­цен­ное те­ло. На дан­ный мо­мент здесь на это боль­ше шан­сов.
— Ин­те­рес­но, а как это бу­дет вы­гля­деть со сто­ро­ны?
— Ма­гия очень удоб­на в та­ких слу­ча­ях. Ни­ка­ко­го рез­ко­го пе­ре­хо­да не бу­дет. Сна­ча­ла лю­дям по­ка­жет­ся, что с то­бой кто-то жи­вет, но до­ка­зать это не по­лу­чит­ся. По­том они в этом уве­рят­ся и им бу­дет ка­зать­ся, что я здесь уже дав­но. Схе­ма от­ла­же­на.
— Зна­чит, я у те­бя не пер­вый?
Лек­са вздох­ну­ла:
— Нет, но так се­рьез­но у ме­ня впер­вые. Ты мне ну­жен. Я не хо­чу быть ду­хом...
Ага! Лек­са про­го­во­ри­лась. И она по­ня­ла это. Слиш­ком уж силь­но она мор­щи­лась. Я не стал ее пы­тать даль­ше, а по­шел зав­тра­кать. Я не уди­вил­ся, ко­гда уви­дел, что стол уже на­крыт. Сплю я креп­ко, по­ка к мо­ей ту­ше ни­кто не кра­дет­ся. А зна­чит, У Лек­сы бы­ло ку­ча вре­ме­ни. Ко­гда я ло­жил­ся, она бы­ла све­жа и пол­на сил. Она же, су­дя по все­му,да­же и не ло­жи­лась. Мы по­зав­тра­ка­ли, а по­том я по­шел на ра­бо­ту.
Лек­са дей­стви­тель­но увя­за­лась за мной. Мне, ес­ли чест­но, не очень это­го хо­те­лось. Де­ло в том, что я сле­сарь. А зна­чит при­вык к бе­се­дам от­нюдь не на ли­те­ра­тур­ном язы­ке. Впро­чем, де­вуш­ка до­стой­но при­ня­ла этот факт. Как и то, что я не мог ей от­ве­чать.
— Ну у вас и раз­го­во­ры! — за­ме­ти­ла Лек­са, по­ка мы шли к оста­нов­ке. — Вы бы хоть по­куль­тур­нее вы­ра­жа­лись.
— При­хо­дит­ся тер­петь. Раз­ве что ты по­ищешь ра­бо­ту по­ин­те­рес­нее.
— Да в лег­кую. Толь­ко для это­го при­дет­ся на­прячь­ся.
— Си­ла есть.
За­дох­ли­ком я уже дав­но не счи­тал­ся.
— Не та си­ла, — Лек­са про­из­нес­ла это очень ти­хо. — Что ты о се­бе зна­ешь?
— Немно­гое.
— Дай, уга­даю. Ты Щит, это со­мне­ний не вы­зы­ва­ет. Слиш­ком это за­мет­но.
— Вер­но.
— Ты ду­ма­ешь, что эм­пат, но это невер­но. Ты про­сто чи­та­ешь внеш­ние про­яв­ле­ния эмо­ций.
— А это не од­но и то же? — уди­вил­ся я.
— Во­все нет. Эм­па­та тя­же­лее об­ма­нуть, но от него мож­но за­крыть­ся. Ты же чи­та­ешь эмо­ции, ко­то­рые лю­ди изоб­ра­жа­ют.
— А вот так это вы­гля­дит со­всем пло­хо.
— Во­все нет. Те­бе про­сто тре­бу­ет­ся боль­ше вре­ме­ни, чтобы по­нять че­ло­ве­ка. При этом, от те­бя не за­крыть­ся ни­ка­ки­ми спо­со­ба­ми. По­чти ни­ка­ки­ми.
— Но мож­но?
— Мож­но, — вздох­ну­ла Лек­са. — Ес­ли де­лать это пла­но­мер­но. А для это­го нуж­на фаль­ши­вая лич­ность. Да и то, не факт, что она про­дер­жит­ся дол­го.
— Лад­но, со­гла­сен, но за­чем те­бе это нуж­но?
— Поль­зуй­ся да­ром.
— Не так это и лег­ко.
— Стань пе­ре­смеш­ни­ком, — от­ве­ти­ла Лек­са. — У те­бя это по­лу­чит­ся.
— Это ти­па...
— Это ти­па со­здай несколь­ко ма­сок и ме­няй при необ­хо­ди­мо­сти.
— И как это бу­дет вы­гля­деть со сто­ро­ны?
— Нор­маль­но.
— Лад­но, это все не к спе­ху, — обо­рвал я те­му, — ме­ня боль­ше вол­ну­ет что ТЫ та­кое.
— Я же ска­за­ла, — вздох­ну­ла Лек­са. — Я Му­за.
— Как я по­ни­маю, к Олим­пу ты не име­ешь ни­ка­ко­го от­но­ше­ния.
— Это чи­сто ва­ши за­мо­роч­ки, — под­твер­ди­ла му­за. — Дай блок­нот.
Я пе­ре­дал тре­бу­е­мое. Лек­са быст­ро на­бро­са­ла схе­му.
— Смот­ри, — Лек­са ста­ла под­пи­сы­вать оси. — Ма­гию гру­бо мож­но пред­ста­вить как спо­соб­ность к ма­ни­пу­ли­ро­ва­нию энер­ги­ей, то лег­ко вы­де­лить две ха­рак­те­ри­сти­ки дан­но­го яв­ле­ния. Ста­биль­ность/ неста­биль­ность и спо­соб­ность к на­коп­ле­нию/рас­хо­ду энер­гии. (си­ла/сла­бость). Ко­неч­но, все на­зва­ния услов­ны...
— Прин­цип по­нял.
— От­сю­да есть че­ты­ре ос­нов­ных ти­па лю­дей, — Лек­са про­дол­жи­ла за­пол­не­ние схе­мы, — вам­пи­ры, ча­ро­дей­ки, щи­ты и зер­ка­ла. Со­от­вет­ствен­но. Вам­пи­ры ан­ти­по­ды щи­тов, а зер­ка­ла — ча­ро­де­ек.
— Не Ча­ро­де­ев?
— Фак­ти­че­ски, толь­ко ча­ро­де­ек. Муж­чин ма­гов дан­но­го ти­па по­чти не бы­ва­ет. При­мер­но та­кая же ста­ти­сти­ка у жен­щин щи­тов.
— За­бав­но.
— Про щи­тов рас­ска­зы­вать не бу­ду — ты о них зна­ешь на соб­ствен­ном опы­те. Един­ствен­ное, те­бя сдви­ну­ли в в бо­лее ста­биль­ную зо­ну.
— Я так и по­нял. А кто?
— Бо­лее силь­ный Щит. Это прак­ти­ку­ет­ся... при­чем, не так уж и ред­ко — мя­со ма­гам бес­по­лез­но.
— Про зер­ка­ла и вам­пи­ров, в прин­ци­пе, то­же нет смыс­ла дол­го рас­пи­нать­ся. Да и не знаю я о них всех по­дроб­но­стей. А вот про ча­ро­де­ек... пред­ставь вам­пи­ра, ко­то­рый мо­жет по­лу­чать не толь­ко пре­об­ра­зо­ван­ную энер­гию от че­ло­ве­ка или ино­го су­ще­ства, а еще и на­пря­мую — из за­па­сов Ми­ро­зда­ния. Но, в от­ли­чии от Зер­кал, она идет не из­нут­ри, а внутрь и там те­ря­ет­ся. При этом, часть энер­гии мо­жет быть пе­ре­кры­та и осво­бож­де­на в лю­бой мо­мент и по­чти в лю­бой фор­ме.
— Ух ты... — уди­вил­ся я. — Это же во­об­ще бом­ба!
— Ага. Да­же сла­бая ча­ро­дей­ка мо­жет обез­вре­дить лю­бой та­лис­ман кро­ме Выс­ших. А луч­шие — пе­ре­пи­сать выс­шие за­кля­тья.
— А где ты на этой схе­ме?
— Я ча­ро­дей­ка, — от­ве­ти­ла Лек­са, пе­ре­вер­ну­ла блок­нот на чи­стую сто­ро­ну и на­ри­со­ва­ла по­хо­жую, но бо­лее по­дроб­ную схе­му. В цен­тре у нас не об­ла­да­ю­щие спо­соб­но­стя­ми или очень сла­бые ма­ги. Ес­ли, ко­неч­но, не учи­ты­вать дру­гие ва­ри­ан­ты ма­ги­че­ской клас­си­фи­ка­ции. На­при­мер, сти­хий­ную со­став­ля­ю­щую. Со­от­вет­ствен­но, клас­си­че­ские или вы­ра­жен­ные ма­ги... соб­ствен­но, их все и на­зы­ва­ют зер­ка­ла­ми, щи­та­ми...
— А осталь­ные, по­лу­ча­ет­ся, ти­па неклас­си­че­ские?
— Ну да, по край­ней ме­ре, в из­вест­ной мне клас­си­фи­ка­ции, — улыб­ну­лась Лек­са. И на­ча­ла под­пи­сы­вать остав­ши­е­ся клет­ки внеш­не­го «кру­га» — Я здесь,... все­ми ува­жа­е­мые, пра­во не знаю за что, феи здесь... да­лее, их «кол­ле­ги» книж­ни­ки...
— А это еще кто?
— По­том... на­ши ан­ти­по­ды, сле­до­пы­ты. Те­перь о неста­биль­ной по­ло­вине. Ро­ман­тик или бъерл... у вас их ча­сто на­зы­ва­ют ми­сти­ка­ми, бо­е­ви­ки... их бо­лее нерв­ные кол­ле­ги, ас­са­си­ны... и, на­ко­нец, са­мые стран­ные из ма­гов, — те­ни.
— Это как Джек из те­ни?
— Точ­но, он и есть.. Те­перь крат­кие по­яс­не­ния. Книж­ник — обыч­но, это ре­аль­ный книж­ный червь и/или ар­те­фак­тор. С ви­ду не пред­став­ля­ет ни­че­го осо­бо­го, но вот ес­ли его за­ста­вят кол­до­вать...
Му­за зло­ве­ще улыб­ну­лась...
— Лек­са, не пу­гай!
— В об­щем, они спо­соб­ны с по­мо­щью сво­их ар­те­фак­тов под­стро­ить под се­бя мир и да­же на­хо­дить­ся в окру­жа­ю­щей его «стене».
— В об­щем, кру­тые пер­цы?
— Очень. Пом­нишь «Дом в Цен­тре»? Там был та­кой маг... «ман­сад­ник» — это ти­пич­ный книж­ник.
— Я по­нял.
— Сле­до­пыт мо­жет про­брать­ся в лю­бой, да­же са­мый эк­зо­ти­че­ский и за­кры­тый, мир. Ми­стик от­кры­ва­ет до­ступ к неиз­вест­ным ра­нее ми­рам... осталь­ное, ду­маю, по­нят­но.
— А тем­ные и свет­лые?
— По боль­шо­му сче­ту, это не бо­лее чем нрав­ствен­ные ори­ен­ти­ры ма­га. Ко­неч­но, они вли­я­ют... но ско­рее как на­бор огра­ни­че­ний. А их неру­ши­мость огра­ни­чи­ва­ет­ся выс­ши­ми про­кля­тья­ми.
— А те­перь ко­лись в чем про­бле­ма с тво­ей брен­ной туш­кой?
— Это ка­са­ет­ся толь­ко муз и, в мень­шей сте­пе­ни, осталь­ных ча­ро­де­ек... Так как мы, по сво­ей су­ти, веч­но за­ря­жа­ю­ща­я­ся ба­та­рей­ка, то убить нас про­бле­ма­тич­но.
— Как ма­га?
— Да нет, как те­ло. Ба­наль­но, ку­соч­ком ста­ли в жиз­нен­но важ­ный ор­ган, мы до кон­ца не уби­ва­ем­ся.
— А не ста­ли?
— А ты ду­ма­ешь, что с оси­но­вым ко­лом в серд­це хо­ро­ни­ли кро­во­пийц? Нет, из­на­чаль­но так по­гре­ба­ли толь­ко ча­ро­де­ев и ча­ро­де­ек. По­том, ку­чу за­кля­тий спу­стя, и дру­гие ма­ги по­лу­чи­ли 15-20 ми­нут­ный бо­нус на вос­кре­ше­ние... но у нас то он мо­жет до­сти­гать до несколь­ких су­ток!
— Зна­чит, му­жи­ки ча­ро­деи у вас бы­ли?
— Ко­гда то бы­ли, но сей­час им по­чти все­гда пе­ре­кры­ва­ет дар и они ста­но­вят­ся ли­бо те­ня­ми, ли­бо книж­ни­ка­ми.
— По­нят­но. Как я по­нял из тво­их слов, ты мо­жешь вос­крес­нуть?
— Да, — кив­ну­ла му­за. — Я мо­гу ли­бо под­дер­жи­вать жизнь функ­ци­о­ни­ро­ва­ние преж­не­го те­ла до его вы­здо­ров­ле­ния, ли­бо со­здать но­вое. Обыч­но же ма­га пе­ре­но­сит в дру­гой мир. И ни­кто за­ра­нее не ска­жет в ка­кой.
— А ду­хи?
— Это ча­ро­дей­ки, ко­то­рые не успе­ли вос­ста­но­вить­ся. Пол­го­да, мак­си­мум, и я мо­гу по­пол­нить их ря­ды... Не хо­те­лось бы...
— То есть, — ре­шил уточ­нить я. — вся некро­ман­тия это де­ло муз?
— Нет,.. не вся. Ли­чи, ожив­шие по­кой­ни­ки... это мы. А осталь­ное, кро­ме, ко­неч­но, ис­тин­ных вам­пи­ров, это не бо­лее чем остат­ки энер­го­ин­фор­ма­ци­он­но­го по­ля ушед­ших.
— То есть, — поды­то­жил я, — все эти ме­ди­у­мы и некро­ман­ты об­ща­ют­ся с энер­ге­ти­че­ским му­со­ром?
— Да, — кив­ну­ла Лек­са. — Впро­чем, я са­ма по­чти та­кой же му­сор.
— А как ты со­зда­ешь но­вое те­ло?
— Сна­ча­ла со­зда­ет­ся энер­ге­ти­че­ский кар­кас, гру­бо го­во­ря, си­ло­вое по­ле опре­де­лен­ной фор­мы, обыч­но, по­вто­ря­ю­щее фор­му те­ла ча­ро­дей­ки. Ес­ли есть воз­мож­ность, то со­зда­ет­ся связь (якорь) с ма­гом. Под­хо­дит щит или зер­ка­ло. Пер­вое луч­ше.
— ?
— Сей­час я очи­щаю внеш­нюю часть тво­ей ауры от на­коп­лен­ной вся­ки­ми «бла­го­де­те­ля­ми» энер­гии... про­кля­тия, сгла­зы... тем и жи­ва.
— Я не со­всем по­нял, что поз­во­ля­ет те­бе та­кой празд­ник непо­слу­ша­ния?
— Так про­цесс на­шей, ча­ро­дей­ской, жиз­ни это быст­рое «го­ре­ние» про­хо­дя­щей через нас ма­ны. Как ока­за­лось, оно не тре­бу­ет обя­за­тель­но­го на­ли­чия физи­че­ско­го те­ла. Оно про­сто ста­би­ли­зи­ру­ет по­ток. А так как су­ще­ству­ет опре­де­лен­ное вре­мя меж­ду по­те­рей те­ла и «пу­те­ше­стви­ем в луч­ший мир», то у нас есть воз­мож­ность вос­ста­но­вить­ся.
— То есть, ес­ли я смо­гу ка­ким-ли­бо об­ра­зом вос­ста­но­вить свое те­ло, то я то­же вос­крес­ну?
— Вер­но. Но как это сде­лать не яв­ля­ясь ча­ро­де­ем?
— До­пу­стим, я за­ме­ню те­ло на ко­ло­нию нано­бо­тов и бу­ду в ре­аль­ном вре­ме­ни ар­хи­ви­ро­вать со­зна­ние? Ме­ня уби­ва­ют, а нано­бо­ты в ав­то­ма­ти­че­ском ре­жи­ме вос­ста­нав­ли­ва­ют мозг и те­ло, а по­том за­гру­жа­ют «ар­хив».
— Ес­ли уло­жишь­ся в 15-20 ми­нут, это бу­дет тот же че­ло­век. В про­тив­ном слу­чае, это бу­дет кло­ни­ро­ван­ное со­зна­ние.
— А в слу­чае ам­не­зии?
— По раз­но­му. Ли­бо клон, ли­бо псев­до­лич­ность. При вос­ста­нов­ле­нии па­мя­ти, воз­вра­та к ос­нов­ной лич­но­сти не бу­дет.
— Ве­се­ло... Что там даль­ше с вос­кре­ше­ни­ем из пеп­ла?
— Так как обо­лоч­ка тре­бу­ет ма­те­ри­аль­но­го во­пло­ще­ния, то на ча­ро­дей­ку на­па­да­ет жор.
В под­твер­жде­ние сво­их слов Лек­са при­ня­лась до­та­чи­вать мои пе­чень­ки... блин, там же бы­ло ки­ло­грам­ма три!
— Я так и не по­нял, а ко­гда ча­ро­дей­ка ста­но­вит­ся ду­хом? — об­ра­бо­тав «лек­цию» му­зы спро­сил я,
— А тут по раз­но­му, — скри­ви­лась му­за. — Кто от недо­стат­ка сил, а кто от по­фи­гиз­ма. При­чем, ес­ли где-то ло­ха­нешь­ся, то сколь­ко не со­зда­вай обо­лоч­ку, бу­дешь ду­хом (ним­фой). И бол­тать­ся в этом слу­чае при­хо­дит­ся до тех пор, по­ка не за­слу­жишь его вновь. Мно­го си­лы, мно­го воз­мож­но­стей, но ты уже ни­кто.
— Так уж ни­кто?
— Увы... фор­маль­но, ним­фы об­ла­да­ют сво­бо­дой во­ли, но вот по­ве­де­ние у них не ме­ня­ет­ся ве­ка­ми... ино­гда и ты­ся­че­ле­ти­я­ми. По­чти как у выс­ших про­кля­тий.
— А что бу­дет, ко­гда ты вос­ста­но­вишь­ся пол­но­стью?
— Я уй­ду, — зло­ве­щая улыб­ка за­ста­ви­ла ме­ня со­дрог­нуть­ся. — И раз­вею убив­ше­го мое преды­ду­щее те­ло в прах.
Я по­нял, что Лек­са тем­ная. Впро­чем, мож­но бы­ло и до­га­дать­ся по спо­со­бу «от­го­ва­ри­ва­ния» ме­ня от ру­ко­при­клад­ства. По­ка я офи­ги­вал, Лек­са уго­во­ри­ла не хи­лую ку­ри­ную туш­ку. Мне на это тре­бо­ва­лось, при всем мо­ем об­жор­стве, дня три ес­ли пи­тать­ся ис­клю­чи­тель­но ею. В чай она на­сы­па­ла че­ты­ре лож­ки са­ха­ра. В об­щем, вре­ме­ни не те­ря­ла.
— Я уже сей­час к те­бе при­вы­кать на­чал. Что же мне де­лать то­гда ты уй­дешь?
— Так я же бу­ду при­хо­дить, — успо­ко­и­ла му­за. — За­пас­ной аэро­дром, при мо­ем сти­ле жиз­ни ну­жен все­гда.
— Со­всем за­был спро­сить.... Ты ска­за­ла, что сно­жи­ву­щая... А что с осталь­ны­ми те­ла­ми?
Лек­са по­перх­ну­лась.
— Они не по­мо­гут, — на­ко­нец про­каш­ляв­шись от­ве­ти­ла она. — На ме­ня охо­тят­ся во всех ми­рах, где я при­сут­ство­ва­ла ма­те­ри­аль­но. То те­ло бы­ло край­ним.
Мда. Это за­са­да.
— У ме­ня пла­ни­ро­ва­лось выс­шее по­свя­ще­ние, и мне при­шлось при­кон­чить се­бя. Со­здать лич­ный до­мен я не мог­ла.
Язык мой, враг мой... не мог спро­сить поз­же.
— Им силь­но не по­вез­ло... — ско­рее для се­бя, чем для ме­ня, на­ча­ла го­во­рить Лек­са. — Я тем­ная, а зна­чит бу­ду мстить лич­но. Не будь я...
Му­за осек­лась. Впро­чем, я не ви­дел смыс­ла знать ее на­сто­я­щее имя. Да и что мне это зна­ние даст? Я уже дав­но по­нял, что власть име­ни над че­ло­ве­ком силь­но пре­уве­ли­че­на. Лич­но раз­ры­вал свою — да­же от­ка­та не бы­ло.
А вот знать, что Лек­са мне не до­ве­ря­ет пол­но­стью по­лез­но. Шан­таж? Это да­же не смеш­но. Тем бо­лее, что эль­фы ни­ко­гда не про­ща­ют пре­да­тельств... всей сво­ей ост­ро­ухой ксе­но­фоб­ской на­ту­рой.
— Кста­ти, мы тут с то­бой так ми­ло бе­се­ду­ем... — му­за на­пряг­лась. — а от­ку­да ты зна­ешь рус­ский язык?
— Я и ки­тай­ский знаю, — успо­ко­и­ла ме­ня Лек­са, за­мет­но рас­сла­бив­шись. — Это осо­бен­ность ме­жми­ро­во­го пе­ре­хо­да. А вот све­де­ния раз­но­го ро­да про­из­ве­де­ни­ях я по­лу­чи­ла уже как сно­жи­ву­щая.
— И мно­го?
— До­ста­точ­но.
— А вот до­пу­стим, Мэ­ри По­ппинс, кто в тво­ей клас­си­фи­ка­ции?
— Ка­кая из? Аме­ри­кан­ская — фея, Со­вет­ская — му­за. Ан­глий­ская во­об­ще про­кля­тье...
— Как ты ан­глий­скую не лю­бишь...
— Не то, чтобы не люб­лю... — ве­дет она се­бя так.
— А еще что ин­те­рес­ное мо­жешь рас­ска­зать?
— Ку­чу все­го, — фырк­ну­ла Лек­са. — Ты пе­ре­ва­ри уже ска­зан­ное.
— С дву­мя ак­тив­ны­ми по­то­ка­ми со­зна­ния...
—… это чуть быст­рее чем обыч­но, — за­кон­чи­ла Лек­са. — Ты луч­ше, освой прак­ти­че­скую часть. То, что я те­бе вли­ва­ла лет де­сять на­зад так, вер­хи.
— Пят­на­дцать.
— Да без раз­ни­цы! Ты еще под­дер­жи­ва­ешь ци­лин­дри­че­ское за­щит­ное по­ле?
— Не... сей­час оно вы­гля­дит как по­ло­сы за­пле­та­ю­щи­е­ся во­круг те­ла.
— От­ку­да вы­хо­дят?
— С рук.
— От­лич­но. А ско­рость на­ло­же­ния?
— Се­кун­ды три.
— Мно­го­ва­то...
— До пол­но­го рас­кры­тия.
— Уже луч­ше. Ты осо­зна­ешь, что это по­ле яв­ля­ет­ся ак­тив­ной ча­стью тво­ей ауры?
— Ко­неч­но.
Про­шла еще при­мер­но неде­ля... Лек­са про­дол­жа­ла за­та­чи­вать про­до­воль­ствие как два ме­ня. Впро­чем, я то­же стал боль­ше пи­тать­ся. Как объ­яс­ни­ла Лек­са, это бы­ло вполне за­ко­но­мер­но — она од­ним сво­им при­сут­стви­ем за­став­ля­ла ме­на рас­кры­вать свой ма­ги­че­ский по­тен­ци­ал. Плюс, уси­лия с мо­ей сто­ро­ны тра­ти­лось на вхож­де­ние Лек­сы в ближ­ний за­щит­ный круг — в про­тив­ном слу­чае, я со вре­ме­нем, ко­гда она до­чи­стит мою ау­ру, нач­ну ее уби­вать... что ни ее, ни ме­ня не устра­и­ва­ло. Как это все де­лать я знал — все же на­ли­чие в се­мье вам­пи­ров, пусть да­же и не вы­ра­жен­ных яв­но, ино­гда по­лез­но... хоть и хло­пот­но.